Александр Мироненко

Боевой листок с описанием подвига Александра Мироненко

Боевой листок. 3-й батальон 317 полка, Афганистан 1981г.

Зам. ком. взвода 2 взвода разведроты, уроженец г.Душанбе,
русский, член ВЛКСМ, в рядах СА с мая 1978 года.
   Ст. с-т Мироненко А.Г. выполняя интернациональный долг по
оказанию помощи афганскому народу учавствовал по уничто-
жению крупной банды мятежников. После дисантирования выполнял
задачу по захвату и удержанию площадки приземления,
проявив при этом инициативу, отвагу и высокую выучку, лично
уничтожил около десяти бандитов.
В ходе боя группа из 3 десантников, в которой находился
Мироненко А.Г. была отрезана от основных сил. Мироненко принял командование
на себя и умело организовал отражение атак противника, нанося ему большой
урон. В ходе боя товарищи Мироненко погибли. Дважды тяжело раненый
истекающий кровью, он продолжал разить врага из автомата и гранатами.
Когда кончились патроны, Мироненко достал последнюю гранату Ф-1 и выдернул
кольцо. Решив захватить гв. живым, бандиты бросились на него. Выждав когда
они подошли вплотную, ст. с-т Мироненко взорвал их вместе с собой.


Листовка с описанием подвига Александра Мироненко. Типография Гвардейской доблести. 1980г. автор Александр Колотило

ЦЕНОЙ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

«Героя Советского Союза гвардии старшего сержанта Мироненко Александра Григорьевича зачислить навечно в списки разведывательной роты части...»
(Из приказа Министра обороны СССР).

Его помнят в родной роте. На вечерней поверке фамилию называют первой. И в этом какая-то особая закономерность. Всегда он стремился быть первым, первым в самом лучшем смысле этого слова. Первым шел на самое трудное задание, первым был и в учебе, и в службе. И даже когда выпадала минута отдыха, первым брал в руки гитару и своими задушевными песнями по-доброму тревожил сердца сослуживцев, напоминал о доме, о всем том, что так дорого и близко сердцу каждого солдата. А каким был жизнерадостным! Мог увлечь за собой на любое дело, каким бы сложным оно ни было. Одним словом, был из тех, о ком говорили: «Я бы пошел с ним в разведку». И с ним ходили в разведку воины, всегда выполняя любую поставленную задачу.

Гвардии старший сержант Александр Мироненко пользовался крепким авторитетом в роте. Будучи заместителем командира разведывательного взвода, отличался высокой специальной выучкой, смелостью, дерзостью, умением, проявлял хладнокровие, выдержку в самой непредвиденной ситуации. Александр прививал подчиненным такие качества, как чувство коллективизма, дружбы, взаимовыручки, учил действовать по принципу: «Сам погибай, а товарищей выручай». Так же поступал и сам, в чем не раз убеждались однополчане. Так было и в том его последнем бою.

Разведчики действовали в тылу врага. Противник отрезал им путь, не давая возможности выйти к нашим основным силам. Когда вспыхнул бой, в первые же минуты его комсомолец Александр Мироненко, возглавлявший разведчиков, уничтожил около десятка врагов. Не подвели и оба товарища, действовавшие с ним вместе. Точным огнем они косили бросившихся на разведчиков вражеских солдат. Мгновенно оценив создавшуюся обстановку, Александр распорядился занять круговую оборону и организовал отпор наседавшему неприятелю.

Враги поднялись в атаку. Им противостояла всего лишь горстка разведчиков. Но как дорого стоило для противника мужество гвардейцев! Неприятель не мог к ним приблизиться ни на шаг. Лишь только поднимались враги в атаку, тут же один за другим валились, как снопы, на землю, срезанные короткими, прицельными очередями разведчиков.

Их было всего трое. Силы противника превосходили в десятки раз. Но доблестные гвардейцы еще раз доказали, что умеют воевать не числом, а умением. Взбешенный неприятель во что бы то ни стало хотел захватить смельчаков. Но те стойко оборонялись.

Вражеская пуля сразила одного из разведчиков. Это еще более усилило ненависть комсомольцев к врагам. За смерть товарища они разили и разили солдат противника. Однако силы были слишком неравными. Погиб и второй разведчик. Гвардии старший сержант Александр Мироненко остался один.

Тяжело раненый, он по-прежнему не выпускал из рук автомат. Воин мужественно держался. Но вот тяжело ранен второй раз. Казалось, откуда тут силы у истекающего кровью комсомольца? И все же Александр их находил для отпора врагу. Пока не кончились патроны, сражался отважный разведчик. А затем, отложив автомат в сторону, вынул гранату, выдернул кольцо и, прижав ее к груди, лег на спину.

Взбешенные враги бросились на тяжелораненого. Когда же подбежали вплотную, Александр разжал руку. Граната взорвалась на груди гвардейца. Перестало биться отважное сердце разведчика, но даже умирая, он уничтожил еще много врагов.

Солдаты противника, оставшиеся в живых, зверски надругались над телами советских воинов. А Александра, их командира, не тронули. Даже мертвый, с оторванными руками, с разорванной грудью, он был им страшен. И в их закаменевших от ненависти и зверств сердцах появилось уважение к этому погибшему герою.

Гвардейцы! Учитесь защищать Родину так, как защищал ее Герой Советского Союза гвардии старший сержант Александр Мироненко - мужественно, с достоинством и честью!

Листовка. Типография "Гвардейской доблести". 1980г.
[автор Александр Колотило]


Герой Советского Союза Александр Мироненко Мироненко Александр Григорьевич - заместитель командира взвода разведывательной роты отдельного 345-го гвардейского парашютно-десантного полка в составе 40-й армии Туркестанского военного округа (ограниченный контингент советских войск в Демократической Республике Афганистан), гвардии старший сержант.

...Отправляясь на задание, он попросил дополнительный запас патронов. Не потому, что предчувствовал жаркое дело, а помня старую военную мудрость: лишний патрон солдату не в тягость.

Приказ звучал почти буднично: "Вести разведку в направлении горного перевала и кишлака за ним. Установить наличие душманов. Связь - по рации".

Мироненко со своей группой выполнил задание, но, обнаружив бандитов, возвращаться не спешил, хотел точнее определить их численность.

...В роте сигнала разведчиков не услышали: радиолуч встретил на пути горную преграду. И тогда, с головой выдавая трех укрывшихся в скалах бойцов, взвилась в небо сигнальная ракета. Гвардии старший сержант Мироненко имел право рисковать жизнью своей и двух подчиненных, но не жизнью всей роты...

Настал момент, когда патроны всё-таки кончились. Дважды раненный, Александр лежал с последней гранатой в руке за камнем. Он ждал, пока душманы подойдут поближе. Но и тогда, я уверен, умирать не собирался. Он выполнял конкретную боевую задачу: связать противника боем, чтобы дать возможность роте нанести удар ему в тыл.

Эхо последнего взрыва слилось с грохотом автоматных очередей приближавшихся советских воинов, венчавших победным салютом подвиг Александра Мироненко. И траурным - его короткую жизнь.

"Мы - интернационалисты" комплект открыток, 1987г.


Подвиг Александра Мироненко

Он понял: бой будет неравным. Взвод пробирался через заснеженные перевалы Кунара на выручку афганскому подразделению, зажатому душманами в горном ущелье. Неожиданно, из засады полоснули свинцовые плети. Отсекли трем разведчикам путь к своим. Гвардии старший сержант Александр Мироненко принял решение мгновенно. По его команде разведчики заняли круговую оборону. Круговая оборона — это когда за плечами надежный друг. Очень надежный. Они уверенно встречали врага.

Душманы шли цепью в полный рост. Он подпустил их поближе. И почти в упор полоснул длинной злой очередью. Обожглись, гады! Коротко и отрывисто били автоматы товарищей. Разведчики поняли: их хотят взять живыми. И теперь берегли каждый патрон. Душманы поднимались в атаку. В горячем бое он не сразу понял, когда перестал слышать автомат справа.

А потом настала та страшная минута. Он остался один. Только теперь почувствовал, что ранен. Какая, к черту, круговая оборона. Он остался один и отбивал атаки справа, слева, с тыла. Его окружали плотным кольцом…

Когда его нашла вторая пуля, у него не было времени думать об этом. Главное — удержать оружие. Он не выпускал из рук автомата, пока не израсходовал весь боезапас. Оставалась одна последняя граната. Он перекатился на спину. Выдернул чеку, прижал гранату к груди, машинально прикрыл ладонью, словно огонек сигареты от ночных снайперов. У него оставалось еще несколько мгновений, чтобы подумать о себе и о том, как все это с ним случилось. Прощаясь, он посмотрел в блеклое небо долгим-предолгим взглядом.

Шаги. Слушать шаги! В наступившей после перестрелки тишине это единственная зацепка для ускользающего сознания. Ближе, ближе. Откуда-то выплыло перекошенное, как из кривого зеркала лицо. Враг отшатнулся, точно ударенный взглядом разведчика. Последним усилием воли он заставил разомкнуться стиснутые вокруг гранаты пальцы. Взрывом разметало окруживших его душманов. Уцелевшие долго не решались приблизиться. Вдруг опять произойдет что-то? И окончательно сметет их с лица земли. Он был им страшен и мертвый.

«Комсомольская Правда» 2.09.1986г.


Вызываю огонь на себя! Подвигу Александра Мироненко исполнилось 20 лет

Три месяца оставалось дослужить гвардии сержанту Мироненко до "дембеля", когда часть подняли по тревоге - предстояло десантироваться на афганскую землю. Впереди была война. Там, в Афгане, в конце февраля тепло. В тот последний февральский день 1980 года разведчикам поставили задачу: пройти через горы к кишлаку, где укрепились "духи". Первой ушла группа из трех солдат, возглавил которую Саша.

Горы скрадывают расстояние. Здесь на глазомер рассчитывать нельзя - обманет. Кажется, до соседней горки рукой подать, а глядишь - несколько часов протопал. От камня к камню, от скалы к скале пробирались разведчики.

Один выходит за поворот, двое других прикрывают - неровен час, басмачи. По каньону вышли к долине, за которой расположен кишлак. Видят, плохо дело: ни дымка, ни мычания скота, даже собаки не лают. Значит, засада. Теперь главное - не суетиться. Вон за одним из валунов шевельнулась голова в грязной чалме. А вон и другой голубчик. Еще один и еще. Ба, да тут их, как грязи! Но паниковать нельзя. Надо уходить, чтобы успеть предупредить своих. Сбоку резко ударил пулемет, выбивая по ущелью гулкое эхо. Досадно, но путь к своим здесь отрезан. Надо выйти из зоны обстрела. Пусть потеряют из виду. Так, вот уже стрельба неприцельная. Основная задача теперь - успеть предупредить остальных. Пусть зайдут душманам в тыл, тогда возникнет паника и бой будет выигран.

Дважды выходил в эфир Мироненко, но горы гасили радиоволны. Тогда он принял другое решение. Двое уходят в направлении ущелья, еще не до конца перекрытого врагами, а он прикрывает их отход. Чтобы отвлечь внимание от товарищей, Александр выстрелом ракетницы вызвал огонь "духов" на себя. Перемещаясь, он постоянно менял позицию. Не раз поднимались в атаку басмачи, но были вынуждены залегать, оставляя на камнях убитых и раненых. Экономя патроны, Саша стрелял только прицельно. Один готов. Взмахнув руками, рухнул другой. Все, кончен бал. Замолчал автомат. Сообразив, что патронов у солдата больше нет, "духи" уже не стреляли, шли не скрываясь, в полный рост. Взяв последнюю гранату, согретую теплом рук, Саша выдернул чеку и лег лицом к солнцу. Когда его окружили, солдат разжал стиснувшие гранату пальцы...

«Молодой Ленинец» 29 февраля 2000г.


Герой Советского Союза Александр Мироненко

... В учебном подразделении Мироненко сразу приметили командиры. И нельзя было не приметить! Солдат роста десантного, хоть сейчас в парадный расчет; в ладной фигуре угадывались и ловкость, и недюжинная сила. К тому же при такой силе и стати был рядовой Мироненко душевным, отзывчивым товарищем. Вечерами в короткие минуты отдыха в ленинской комнате возле него всегда собирались солдаты. А если он к тому же брал в руки гитару...

- Думаю рядового Мироненко оставить после выпуска командиром отделения, - сказал как-то командир учебной роты своему заместителю по политической части. - Хороший из него командир получится.

- И воспитатель будет отличный, - согласился замполит.

Только не остался сержант Мироненко в учебном подразделении, а попросил после выпуска направить его в десантную часть. Рассудил, что ему надо быть там, где труднее. И не ошиблись офицеры из учебной роты: стал гвардии сержант Мироненко и отличным командиром отделения, и умелым воспитателем подчиненных. Под его началом в отделении служили солдаты с самыми разными характерами. Командир сумел найти подход к каждому, в каждом зажечь благородное стремление честно служить Родине.

Солдаты не только отделения Мироненко, но и всей роты с уважением говорили о нем:

- С таким запросто можно идти в разведку.

Эти слова, как и в военные годы, звучали в солдатских устах как высшая оценка человеческих качеств и воинского мастерства гвардии сержанта Александра Мироненко. Комсомольцы роты избрали его секретарем бюро ВЛКСМ подразделения. И не ошиблись. Стал он комсомольской душой роты, признанным вожаком молодежи.

... В конце февраля он получил боевой приказ - вести разведку в направлении горного перевала, кишлака за ним, установить наличие противника. Связь - по радио. Сигналы - ракеты.

Гвардии старший сержант Мироненко и с ним два разведчика - гвардии ефрейторы Николай Задворный и Николай Сергеев собрались по-солдатски быстро: проверили оружие - автоматы, гранаты, подсумки с патронами. Перед самым выходом Мироненко вдруг обратился к командиру роты гвардии старшему лейтенанту Александру Мостиброцкому:

- Товарищ гвардии старший лейтенант! Разрешите взять дополнительно патронов. Всякое может случиться...

- А не тяжело будет?

- Что вы! Лишний патрон солдату не в тягость! Да к тому же солдаты со мной пойдут тренированные...

- Что ж, возьмите россыпью в рюкзаки, - согласился офицер.

Словно чувствовал тогда Мироненко, что дело им предстоит жаркое. Так бывало в годы войны, когда опытный, обстрелянный солдат по только ему ведомым приметам точно определял, каким будет бой. Но откуда могла появиться бойцовская интуиция у комсомольца 80-х годов, мечтавшего о самой мирной профессии на земле - профессии строителя и, как говорится, не нюхавшего пороху? Видел Александр Мироненко, как злобны и коварны враги молодой республики, которым революция встала как кость в горле.

Трое воинов-десантников в маскхалатах двинулись вперед. Мироненко вел свою группу осторожно, передвигались короткими бросками от укрытия к укрытию. Спрятавшись за валуном, зорко оглядывали округу, подмечая, как покатится вниз камешек, стронутый с места неосторожной птицей, как заколышется под ветром куст высохшей прошлогодней травы.

Так они шли по ущелью, от камня к камню, от расщелины к расщелине, пока не открылась перед ними долина - широкая, безжизненная, хотя и раскинулся на ней небольшой кишлак. Все дома - из необожженной глины, с плоскими крышами. Каждый дом выходил на улицу глухой стеной, только в самом верху виднелись узкие, словно бойницы, окна. И дома, и поля были огорожены дувалами. Только вокруг домов они повыше, вокруг полей - пониже. Непривычный вид у селенья...

- И как живут люди? - удивился Николай Задворный. - Словно от всего мира отгородились...

- Потому и поднялся народ на революцию, что не захотел больше так жить,  -  отозвался Николай Сергеев.

Мироненко промолчал, продолжая всматриваться в окружающую их местность.

Кишлак словно вымер. Дворы и улицы были пустынны. Полное безлюдье... Оно-то и насторожило больше всего Мироненко. Когда деревня живет обычной жизнью, всегда у кого-то найдется хоть какое-то дело: одному надо сходить в дукан, другому что-то смастерить на своем дворе, третьего ждет поле... Но когда в кишлаки приходят душманы, люди стараются укрыться в своих домах, не попадаться им на глаза.

И еще пристальнее стали осматривать разведчики окружающие их горы, россыпи камней на склонах, улицы и дворы кишлака. Ефрейтор Николай Задворный первым заметил опасность.

- Товарищ старший сержант! - шепотом произнес он. - Справа, за камнем, душманы!

Мироненко вгляделся в серо-коричневое нагромождение камней, куда показал Задворный. Сначала вроде бы ничего тревожного. Но вот над валуном показалась чалма грязно-зеленого цвета, потом человек с винтовкой наперевес перебежал к камню впереди него, поближе к затаившимся разведчикам.

- Засада, - сразу понял Мироненко. Понял он так же, что они были раньше обнаружены врагами, что те не стреляют, чтобы не быть обнаруженными, хотят взять десантников живыми.

Конечно, разведчикам можно и нужно было отходить. Они установили, что кишлак занят душманами, что на пути движения роты засада. Но сколько врагов? Этого воины не знали. Поэтому старший сержант Мироненко, привыкший доводить любое дело до конца, и не давал команды на отход группы, а продолжал вести наблюдение. Они засекли еще несколько перебежек. Видно по всему, что душманов тут не один десяток.

Лишь тогда Мироненко дал команду на отход. Разведчики скрытно переползли за другую груду камней. Здесь, укрытые от постороннего взгляда, они решили выйти на связь с ротой. Мироненко включил радиостанцию и передал в эфир сигнал, который по таблице обозначал: «Обнаружил противника в квадратах... Численность - несколько десятков человек. На дороге в кишлак - засада. Прием». Александр переключил рацию на прием, подождал с минуту, надеясь получить подтверждение, что доклад их получен. Но в наушниках слышалось лишь слабое потрескивание. Мироненко повторил передачу радиограммы и снова не получил ответа, Было ясно – в роте их не слышали. Очевидно, радиолуч встретил на пути горную преграду и не дошел до места назначения.

Оставалось одно - дать сигнал опасности ракетой, как и было условлено. Но тогда разведчики выдавали бы свое местонахождение врагам. Те потеряли десантников в нагромождении камней. Душманы выглядывали из-за укрытий, искали их.

Разведчикам можно было скрытно продолжать отход. Но рота не получила бы сигнала об опасности, могла попасть в засаду. Нужно дать сигнал! Он дал его.

- Приготовиться к бою, - негромко сказал Мироненко товарищам. Задворный и Сергеев сразу поняли, какое решение принял командир, как поняли они и то, что ждет их. Оба сняли автоматы с предохранителя.

И тотчас из-за камней раздались выстрелы. Пуля чиркнула по валуну - в лицо Александру ударили мелкие гранитные крошки. Разведчики обнаружили себя, предстоял бой с численно превосходящим противником. Многое здесь будет решать воинское мастерство. А его десантникам не занимать. Мироненко и его боевые друзья изготовились к ведению огня. Как только где-то над камнем показывалась голова в чалме, звучали выстрелы. Вопли врагов показывали, что почти каждая пуля находила цель.

Это еще больше бесило душманов. Их ярость Мироненко чувствовал в бешеной стрельбе, которая доносилась, казалось, со всех сторон. А может, гремит и перекатывается эхо?

- Слушайте меня, ребята, - сказал Мироненко боевым друзьям. - Будем отходить по очереди перебежками, прикрывая огнем друг друга. Отходите вы первыми. Вперед!

Задворный и Сергеев отползали от камней, из-за которых они вели стрельбу. А потом оба сразу вскочили и, низко пригнувшись, начали перебегать к намеченному ранее укрытию. Мироненко в это время поливал огнем груды камней впереди, не позволяя душманам вести прицельный огонь по солдатам.

Через пару минут Мироненко услышал сзади себя автоматные очереди. Это его подчиненные заняли позиции и теперь прикрывали его огнем, чтобы и он смог отойти. Александр быстро поднялся и побежал к товарищам. Под прикрытием их огня ему удалось преодолеть довольно большое пространство и снова спрятаться за грудой камней. Отсюда Мироненко дал еще один сигнал - для верности. Вдруг его первый сигнал не был замечен?

Перестрелка вспыхнула с новой силой. Мироненко расстрелял уже не один магазин. Как теперь пригодились те патроны, что так щедро насыпал в их рюкзаки старшина роты! Приходилось лишь поочередно прерывать стрельбу, чтобы снарядить очередной магазин.

Разведчики теперь решали другую боевую задачу. Они твердо знали, что в роте их сигналы получены, что воины-десантники спешат им на выручку. Мироненко решил связать душманов боем, отвлечь их внимание, чтобы дать роте возможность нанести удар по банде во фланг и тыл. И это им пока удавалось.

Сначала замолчал автомат гвардии ефрейтора Задворного. Мироненко видел, как тот вдруг сник, и пополз к нему, чтобы сделать перевязку. Но, приподняв голову солдата, понял, что в этом уже нет нужды. В этот момент Александр был ранен.

Потом стало тихо и за камнем, где была позиция гвардии ефрейтора Сергеева. Гвардии старший сержант продолжал вести бой в одиночестве. У него кончались патроны, почти все гранаты - оставалась одна - Ф-1, которую он положил себе под правую руку на крайний случай. Он был ранен во второй раз...

В представлении в Президиум Верховного Совета СССР на присвоение гвардии старшему сержанту Мироненко Александру Григорьевичу звания Героя Советского Союза (посмертно) его последние минуты были описаны так:

«...Дважды тяжело раненный, истекая кровью, он продолжал разить врага огнем из автомата и гранатами. Когда кончились патроны, мужественный воин достал последнюю гранату - Ф-1 и выдернул кольцо. Решив захватить гвардейца живым, бандиты бросились к нему. Выждав, когда они подошли вплотную, старший сержант Мироненко взорвал их вместе с собой, уничтожив при этом 12 мятежников».

Последний взрыв прогремел по ущелью, и его эхо слилось с грохотом автоматных очередей. Боевые товарищи гвардейцев ударили по банде душманов с тыла. Мироненко и его друзья выполнили свой долг до конца. Банда была уничтожена полностью.

Всего двадцать лет жизни отмерила ему судьба. Но то, что стоит человек в этой жизни, измеряется не прожитыми годами, а величием свершенных дел. Героями не рождаются, и Александр Мироненко не родился им. Но всей своей честно прожитой короткой жизнью он готовился к подвигу, и когда пробил час - совершил его, обрел бессмертие в памяти народной.

«Звёзды подвига» Воениздат, М. 1986г.


Памятник Герою Советского Союза Александру Мироненко

Памятник Герою Советского Союза Александру Мироненко на территории 317 парашютно-десантного полка. Белоруссия, г. Витебск.

Автор памятника – десантник из нашего батальона Владимир Жбанов. В ноябре 1980г. его вместе с ноябрьскими дембелями отправили из Афганистана в Витебск, и последние полгода своей службы он создавал этот памятник.